Православная проза и публицистика.

Марина Балуева.

 

РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ЭЛИТАРНОМ ПРАВОСЛАВИИ

Публикация в этом году издательством «Русский путь» книги известного американского православного проповедника Александра Шмемана «Дневники» стало заметным событием в церковной жизни последнего времени. О. Александр Шмеман и ранее был известен в России.

Его книги «Евхаристия – Таинство Царства», «Исторический путь Православия» и другие публиковались на исторической родине в 90-е годы. Но такого ажиотажа, вызванного критическим недоумением с одной стороны, восторженным интересом с другой, до сих пор не было.

Что же сейчас такого особенно интересного в этих дневниках? Позволим предположить, что эта «изюминка» - в неприятии о. Александром многих сторон современной церковной жизни, которые он собирательно назвал «бабьим благочестием».

Да простит нам читатель это упрощение, которое как всякое упрощение, грешит потерей оттенков смысла и различных иных нюансов, и конечно не отражает всей полноты содержания этой интересной книги, но зато позволяет докопаться до сути отношения к ней и соотнести прочитанное с нашей повседневной реальностью.

Что такое «бабье благочестие», думается, объяснять не надо.

Отвержение «бабьего благочестия» разделило, как это часто бывает, читателей знаменитого проповедника на два непримиримых лагеря. От неоценимого духовного наследия до попрания святыни – так поляризовались навешанные мгновенно ярлыки. Нетрудно заметить, что почитателей значительно больше. Во всяком случае, голос их значительно громче. Среди почитателей – известные представители духовенства – такие как прот. о. Владимир Воробьев (Москва), прот о. Александр Сорокин (Санкт-Петербург), прот. о. Георгий Митрофанов (Санкт-Петербург) и другие.

Сам покойный отец Александр часто признается в «Дневниках», что не может донести до окружающих свои ощущения и мысли, вынужден уступать, заниматься ненужной суетой. По всей вероятности именно в дневниках это скрытое искреннее и высказано. И это высказанное (или некая частица его) совпало с позициями нашего видного духовенства (видимо, упало на возделанную и подготовленную давно почву).

Что же это, противопоставленное «бабьему благочестию»? Какое понимание христианства? Позволим себе и мы сформулировать свою точку зрения, даже если она не совпадет ни чем, до нас ранее сформулированным.

Все (около 700) страниц «Дневников» пронизаны прекрасными описаниями природы и анализом различных явлений культуры – книг, музыки. Любование природой и культурой перемежается общением с различными людьми. Это общение можно разделить на две категории: приятное – как правило, это оно происходит на фоне «роскошных ужинов» и «уютнейших ресторанчиков», и неприятное – связано чаще всего с исповедью, советованием, разрешением «проблем», а также различными общественными обязанностями. «Проблемы», которыми делятся люди, о. Александр не любит выслушивать, а обязательную исповедь перед причастием вообще отменил бы. Что бы оставил?

devi

а этой неделе – отдание Пасхи и Вознесение. Оба дня, все службы – прошли чудно, дали полную меру радости. Живу в литургическом раю… И еще раз за эти дни почувствовал, до какой степени это литургическое «инобытие» существенно для простого бытия, дает этому последнему его terms of reference" (Прот. Александр Шмеман. «Дневники 1973-1983», М., 2007, c 280).

Итак, «литургический рай», перенесенный в повседневность, растворенный в культуре. Так осмелимся сформулировать основное кредо пастыря. Очень упрощенно ради краткости. Тонкое интеллектуальное богословие отца Александра, конечно, не умещается в простых формулировках. Но мы-то сейчас решаем узкую прикладную проблему нашей жизни, а именно – какие идеи, а следом за ними как обычно идеологемы, привносит в нашу жизнь эта публикация.

Итак, «литургический рай» - невозможно не согласиться с этим всякому любящему нашу православную службу. Именно так мы ее и понимаем, и в этом все едины. Труднее дается принятие мировой культуры – не все с ней знакомы, нужно образование для этого. То есть высказанное кредо – элитарное по меньшей мере, не для всех.

И вот, по сути, все. То есть, предполагается, что человек читает Евангелие, причащается за литургией (возможно без исповеди), подзаряжается светом и далее несет этот свет всему миру. Такая структура церковной жизни. Людям с «проблемами» здесь, естественно, не место. Пусть как-то решают сначала свои «проблемы», а потом уж… Не покидает мысль, что свою личную, довольно благополучную в семейном, материальном и психологическом (только один кризис в 30-е годы) плане судьбу отец Александр невольно делает базисом для собственных богословских построений. Что здесь поменялись местами следствия и причины. И это естественно – каждый человек исходит из собственного опыта. Сумма опытов и дает более или менее точное общее знание. Почему же такую благодарную почву обрели эти интересные, но очень специфические семена личного опыта на исторической родине автора?

Kazanskaja_Spas

Не потому ли, что современный процесс развития церковной жизни в России имеет некоторые общие составляющие с зарубежным и для закрепления, естественно, нуждается в определенных знаменах и авторитетах? Возможно это так, но основная сегодня опасность заключается в том, что церковный процесс в России имеет столько же общего с зарубежным по существу сколько и сама российская жизнь с «заграничной».

Да, строится некоторое материальное благополучие, для ограниченной части населения (по некоторым оценкам 25% по другим еще меньше), позволяющее жить в мирке «роскошных ужинов» и «уютнейших ресторанчиков», наслаждаясь достижениями культуры (если воспитана до этого какая-то внутренняя культура). Но только слепой не видит, что в России этот мирок колеблется на шатком базисе из помоек с бомжами. Что и делает этот мирок и уязвимым и неправедным. Что и в целом отличает Россию по сей день от сытого дальнего зарубежья.

Между тем, стремление выстроить элитарное православие, отдельное «православие для обеспеченных», для людей «без проблем» явно читаются. Точнее «встроить» православие в жизнь тех, кто именует себя элитой. (Термин «элита», правда, заимствован из растениеводства и животноводства, у селекционеров, ну да ладно, раз они сами так хотят себя называть…) Вот и получается. Здесь журнал какой-нибудь с наивной откровенностью позиционирует себя «для православной элиты», там гимназия с запредельными ценами на обучение рекламирует такую же программу. Иными словами, есть определенная часть клира и мирян, очень желающих оградить себя от «бабьего благочестия» и выстроить некую современную и культурную беззаботную жизнь вокруг собственного отдельного «литургического рая». Это самым недвусмысленным образом находит свое отражение в структуре современной церковно-приходской жизни (во всяком случае, в крупных мегаполисах).

Какова же эта структура сегодня? Храм. При храме причт. При причте небольшое количество «своих» светских (родственников, друзей, богатых дарителей). Далее – масса приходящего народа. Народ делится на «прихожан» и «захожан». «Прихожане», если выполняют все правила. «Захожане», если только забегают поставить свечу.

К «захожанам», конечно, отношение снисходительное, мол, не хотят воцерковляться, трудиться. Но они, оказывается, и несут определенную функцию. По какой-то причине, свидетельствует в одном из интервью известный миссионер А.Кураев, «захожане» жертвуют на храм значительно больше прихожан. Нетрудно догадаться, что чем больше «захожан», тем прибыльней. К тому же «захожане» создают толпу и картину многочисленности церковного народа.

Причем, даже среди «прихожан» почти никто друг друга не знает, никого не интересует (вернее, не принято интересоваться), почему исчезло то или иное привычное лицо, как за человека молиться, каким именем, о здравии или «за упокой».Материальные вопросы решаются сбором пожертвований, который по сути превращается в прейскурант на требы, то есть торговлю. А торговля, как раз и возникла в истории человечества для того, чтобы подменить отношения деньгами, для удобства.

Это самый удобный и самый, на первый взгляд, прочный стиль современных внутрицерковных отношений.

Такое устройство приходской жизни удобно причту, так как избавляет от тягостной опеки и ответственности за людские судьбы.

Такое устройство удобно и некоторому, не такому уж малому количеству «прихожан», поскольку есть возможность ритуалом подменить жизнь, молитвословием, календарем, внешними правилами избежать тягот непрерывной борьбы с грехом и духовного возрастания. Ведь в толпе, при общей исповеди, торопливом совете со священником и его осторожном благословении «на все хорошее» легко спрятаться даже от самого себя (все выполнил, далее от меня ничего не зависит, это сильнее меня и т.д.).

Внешне все выглядит благополучно – храм переполнен, толпа причащающихся, очередь на крещение. Вот он, тот самый «рай»…

prixozhane

Все чаще раздаются голоса, что именно так и не иначе возможно сегодня организовать земную жизнь Церкви. Что другого не дано. Более того, ссылаются на церковное Предание, дескать, таково было устройство церкви до революции. Аргумент, на первый взгляд, неотразимый.. Ведь другого устройства мы, практически, не знаем (советское в расчет брать нельзя по понятным причинам), и даже не очень хорошо знаем и это дореволюционное устройство, разве понаслышке.

Только сердце сопротивляется этой неотразимости, и с трудом нащупываются аргументы против. Во-первых, и до революции устройство церковной жизни было не совсем такое, а во-вторых, вспомним, чем дело закончилось в 1917, уже одно это повод усомниться, а все ли было правильно.

Что стоит сегодня за видимым благополучием. Позволим себе эти недоумения пронумеровать, поскольку каждое в отдельности является серьезной темой для разговора.

1. Масса новокрещаемых без оглашения и достаточной катехизической подготовки вливается в толпу прихожан, крепко держась после крещения за свои понятия.

2. Самые активные из неофитов свои понятия тут же активно начинают пропагандировать всеми доступными способами.

3. Появляется и ходит громадное количество мифов, апокрифов, суеверий, слухов.

4. Священнослужители не успевают отслеживать все публикации и слухи, а некоторые «глупые» прихожане их просто раздражают.

5. Борьба с инакомыслием сводится к запрету продаж в церковных лавках брошюр без грифа с благословением и к запрету вообще всех мероприятий, на которые не дано благословения (читай – санкция священноначалия).

6. Получить благословение на какое-либо дело (организация гимназии, братства, печатного органа, публикация книги и т.д.) человеку из толпы «прихожан» сегодня практически невозможно. Причина в том, что клир методически из чувства самосохранения не вникает в их бормотание и дает благословение «на все хорошее», а потом священник уже, естественно, не помнит, на что он давал благословение, и все отрицает, и такое благословение не является санкцией.

7. Храм в воскресные и праздничные дни переполнен «захожанами», поскольку иных способов привлечь их (внебогослужебная жизнь, мероприятия, чаепития, лекции и т.д.) почти нет, и богослужение выполняет миссионерскую функцию. «Захожане» ходят непрерывно по храму, проталкиваются к подсвечникам, громко говорят на протяжении всей службы, и не дают помолиться «прихожанам».

8. «Захожан» раздражает славянский язык богослужения, и они активно выступают против него.

9. Добросовестные прихожане с многолетним стажем при такой структуре церковной жизни обречены на ритуализм и бездеятельность, что порождает в свою очередь

10. Уныние и тихий, никому не заметный, исход из церкви далеко не самых худших ее членов.

11. Невозможность миссионерства даже в быту среди родственников, т.к. жалкое положение такого «прихожанина» в своем приходе очевидно со стороны, но необъяснимо и заранее отпугивает.

12. Проповедь священнослужителей все более отвлеченна, а иногда и нелепа, так как живут они своей обособленной жизнью (в своем «раю») и проблемы прихожан им просто неизвестны. Растет пропасть непонимания между клиром и прихожанами.

13. Самые напористые из неофитов все равно проникают в закрытое пространство вокруг клира (чаще всего с помощью «пожертвований») и диктуют свои понятия об устройстве прихода.

14.Справедливости ради следует отметить, что большое количество православных форумов, где разговор направляется в «православное» русло администраторами из мирян, дает возможность людям выговориться и иногда решить свои духовные задачи.

15. Но форумы не решают проблемы с благословением на какую-либо деятельность.

16. Отсюда проблема миссионерства, некому этим заниматься

17. Священнослужители, сбиваются с ног, пытаясь все успеть, задыхаются от работы см. п. 1 и далее.

Вот она, цена этого «рая».

А что же взамен, спросит иной скептик, у вас есть позитивная программа?

Конечно есть, достаточно открыть священное Писание. «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Евангелие от Иоанна, 13, 34).

Эти слова повсюду в любом храме: на иконах, на хоругвях, на стенах. Наверное, не случайно. Нас могут обвинить в риторике. Ведь все Евангелие о любви. Особенно Иоанново. Что-нибудь поконкретней, поближе к практике повседневной церковной жизни?.. Хорошо, читаем дальше: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Евангелие от Иоанна, гл 13, 35).

Вот, оказывается, чем следует благовестить. Не проповедью, не наставлениями, не поучениями. Вот, что, оказывается, лучшее миссионерство. Наглядный пример плодов веры. Иными словами, «любовь между собою» - это именно отличительный признак учеников Христовых.

В связи с этим яснее становится смысл следующих строк «Вы - свет мира» (Евангелие от Матфея, гл.5 14), «Вы – соль земли» (Евангелие от Матфея, гл.5 13). То есть свет миру и соль земли – это не что иное, как люди, ученики Христовы, собранные в церковь, чтобы личным примером говорить о Христе. Вот такое высочайшее достоинство у нас, христиан (если мы христиане, конечно).

Spas v oklade

Далее, «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов» (Послание к Галатам гл.6, 2).

Хочется еще раз обратить внимание – не посты, не поклоны, не молитвословия, даже не милостыня, а любовь между собою и ношение тягот друг друга. Однако об этом мы почти не говорим, не то что исполнять на деле. Нетрудно вывести из всего сказанного и процитированного, что мы должны любить друг друга, помогать друг другу и помнить о своем высоком достоинстве.

Нетрудно догадаться, что это все возможно только сообща, только в общине. Насколько сегодня мы соответствуем званию учеников Христовых, не имея при храмах общин?

Безобщинная современная форма прихода вызывает очень серьезные сомнения в своей каноничности, т.к. в Символе Веры записано такое свойство церкви как соборность. Это понимает и наше высокое священноначалие, озабоченное отсутствием общинной жизни на приходах.

«Внебогослужебная деятельная жизнь общины естественным образом вытекает из евхаристической жизни и должна быть прежде всего направлена на сам приход. Только после этого она может быть распространяема вовне в миссионерском и социальном служении». Материалы конференции "СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ В ЦЕРКВИ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ", прошедшей в в Московском Свято-Даниловом монастыре 16 февраля 2005 года.

Вот мнение о. Виктора (Мамонтова): «Немало в нашей церкви тех, кто нынешнее возрождение общинной жизни воспринимает как нечто вредное и чуждое духу Православной Церкви, самое слово "община" ассоциируется у них с сектантством, поэтому вызывает неприязнь. Это не отречение от слова, это уничтожение корня Церкви.

Церковь начинала свою жизнь в форме общины — маленькой духовной семьи, которая несла в себе всю полноту жизни во Христе. Заменить общину приходом невозможно, потому что приход — понятие вторичное для Церкви, он не заключает в себе сущность природы Церкви, будучи более организацией, нежели организмом.

Общину созидает Евхаристия, приход создают географическое место, совокупность общин и должностные лица. Кризис евхаристической жизни связан с кризисом общинной жизни, что привело к появлению безобщинных приходов. Древний принцип Евхаристии — всегда вместе и все — сменился другим: не всегда вместе и не все».

Последнее высказывание найдено нами на сайте Свято-Филаретовского института, где ректором о. Георгий Кочетков. Мы не смущаясь приводим эту цитату, т.к. сегодня сняты все прещения с «кочетковцев», и никакой крамолы в их высказываниях, следовательно, нет. Что ж поделать, если сегодня только они организованно и активно выступают за возрождение общины.

А вот батюшка священник Даниил Сысоев в статье «Парижское богословие» и неообновленчество» высказывает противоположные мнения, и сторонников у него тоже немало. Коротко – это соответствие современного положения дел Священному Преданию, и менять ничего нельзя. Кстати, о. Даниил Сысоев – противник «парижской школы» и, соответственно, взглядов о. Александра Шмемана.

Вот, собственно и все, что мы хотели сказать, и поводом к чему послужила замечательная книга «Дневники» о.Александра Шмемана, чьи искренние и очень личные строки привлекательны как интересное поучительное чтение, но вряд ли применимы сегодня в качестве лозунгов для нашего церковного строительства.

Ни элитарное, новаторское православие, ни всезапрещающее традиционное не берут во внимание голос простого человека, пришедшего в Церковь ко Христу. Голос его сегодня не слышен. Потому и появились эти заметки.

Марина Балуева

 

Да-а-а, дорогие мои сограждане, дожили - до элитарного православия! К сожалению, феномен, который описывает в своей статье русская писательница Марина Балуева, реально существует. Но задумаемся: как в православии, да и вообще в христианстве, может быть нечто элитарное? Разве Христос пришел проповедовать к элите еврейского общества того времени, разве Он отверзал очи всяким фарисеям-саддукеям? Да нет же, напротив - Его обвиняли в том, что он общается с низшими слоями общества, "с мытарями и блудниками", что Его апостолы - простые рыбаки...

Конечно, у священослужителей есть весомый аргумент: богатые - тоже люди, и лучше будет, если они придут ко Христу и направят свои средства на поддержку беднейших слоев населения. Аргумент, на наш взгляд, демагогический. Потому что, миллионы и миллиарды, которые стяжали наши нувориши, сплошь и рядом - кровавые, грязные, украденные у народа деньги. У их истоков убийства, обман, грабеж. Достаточно было понаблюдать за процессом над Михаилом Ходорковским и его партнерами. Конечно, он попал в тюрьму только потому, что был неугоден власти. Но разве он не заслужил этой тюрьмы? Разве он не заслужил наказания много большего, чем он получил - с конфискацией всего награбленного в пользу народа?

Наши миллиардеры не придумали Виндоуз, как Билл Гейтс, и не "пахали" на своем производстве автомобилей, как Генри Форд. Они просто присосались к богатствам, которые дают недра нашей обильнейшей страны - к нефти, к аллюминию, к другим металлам. К народному достоянию, которое созидалось поколениями наших с Вами отцов, дедов, прадедов...

И брать для Божия дела такие буквально кровавые деньги... Не пожелает ли Отец Наш Небесный снова смести всю эту нечисть, включая и элитарное православие, как это случилось в 1917 году?

И заметьте: священнослужительская элита воспринимает вероисповедание простого народа как "бабье благочестие". Я уж не говорю, что такое определение оскорбляет всех православных женщин: разве Христос считал "бабьим благочестием" служение Ему Жен-мироносец? Разве апостол Павел относился к свои первым последовательницам женского пола, первым христианкам, так свысока, как это делают нынешние некоторые первоиерархи? Разве Иоанн Златоуст унижал таким определением свою самую верную почитательницу дьякониссу Олимпиаду, которая умерла от горя, когда скончался великий святитель? Никогда.

Вспоминается эпизод, описанный митрополитом Вениамином Федченковым в его мемуарах. Еще в православной России, задолго до революции, а затем и эмиграции, он как-то предлложил своему верующему другу прочитать совместно Акафист Пресвятой Богородице. Друг ответил: Что я - глупая баба, чтобы читать акафисты?.. Этот друг, конечно, воображал себя светочем знаний, образованным человеком, который хочет время свое употребить на более полезные вещи, например, на высшие науки... Куда он делся, когда Бог попустил эту всесокрушительную революцию - одному Богу и известно...

Мы, женщины, годимся тем, что любим читать и петь Акафисты нашей Заступнице - Царице Небесной. И мы гордимся тем, что "православная элита" назвала народное исповедание веры нашим женским именем - "бабьим благочестием". Да, мы, православные женщины, стараемся быть благочестивыми, несмотря на все, порой невыносимые, сложности нашей жизни. Стараемся быть Божиими и с Богом. Как трудно бы это ни было... Иногда мы падаем, но поднимается и снова встаем на этот трудный путь благочестия. И знаем, что Пресвятая Богородица и Господь наш Иисус Христос - с нами, а не с ними.

Обсудить на форуме

А еще у нас так много интересного:

- чудо исцеления после таинства соборования

- православная проза, которая омывает душу слезами покаяния

- статья на тему: отвечает ли святой Авраам за Абрамовича?

- хочешь быть богатым? Так стань им! По методу священника Мэрфи.

- смелый отзыв на статью: отвечает ли святой Авраам за Абрамовича?

- потрясающая притча об Аврааме! Читать Обязательно!

- икона святого, который помогает, когда нет денег

- тексты молитв Отче наш, Святому Духу, Ангелу хранителю, Николаю чудотворцу

- настоящие чудотворные иконы Пресвятой Богородицы

- чудесное (!!!) освящение иконы Архангела Гавриила

- кому молиться, если сын пьет, если надо продать квартиру, если сильно болеешь...

- обновление икон, источение мирра, прибавление святой воды по молитвам - в обычной московской квартире!

Читайте и наслаждайтесь - пусть Ваша душа радуется и очищается.

  SpyLOG     Rambler's Top100    

 

©new-icon.org.ru, 2006-2017 г.
Благотворительный отдел Группы компаний "АртСтрой". Все права защищены.